clouds

*

давайте поговорим о том, о чём мы раньше молчали
но теми же словами

давайте поговорим о том, о чём мы раньше молчали
но теми же словами
э, нет, а получится ли? словами ли? чем? давайте этим
бу-бу-бу бу-бу-бу бу-бу-бу бу-бу-бу
хорошо хорошо хорошо

давайте поговорим о том, о чём раньше молчали не мы
а другие а что делали мы они молчали мы не замечали
что́ они молчат а ведь нам было чем заметить что им почти уже нечем
молчать они измолчались мы изнезамечались давайте давайте теперь
пока уже поздно и сумерки так спокойны то есть только на вид
как наше незамечание и их молчание сумерки напряжены мы
осторожны и все устали давайте уже темнеть а потом светать

давайте темнеть а потом светать
бу-бу-бу бу-бу-бу бу-бу-бу
хорошо хорошо

давайте темнеть и этим светать
вот вечно с прожектами ожиданием тёмного светлого чуда
его не бывает и не было нет хотя надо а надо чтобы не было надо и это
и значит светать и темнеть надежда надеяться но не иметь заблуждений
и чтобы росла она из другого какого-то счастья жаль что его не видно бу-бу-бу бу-бу-бу хорошо

воздух сентябрьский
воздух сентябрьский давайте

  и им

clouds

*

мы похожи на животных
не совсем ещё бесплотных

не приучены вполне
мы помощник на войне

гармоничные внутри
по обочине бредём

ты пока не доставай
папірець с-под языка

ты пока не подводи
окончательный итог

ты пока не отводи
для удара этот меч

ты пока не забывай
всех таинственных друзей

ты пока не говори
на кого ты был похож
default

*

Из огромных кирпичей
Дом построен. Он ничей.

Был научный институт,
А теперь кусты растут

Из око́н и из двери.
Этажей осталось три.

Входит бывший инженер
После жизни, например,

И бранится ни о чём,
Вечным высвечен лучом.

________________________
(Лучи уходящего солнца, падая на стену корпуса, рисуют рельеф титанических бетонных блоков.)
clouds

*

О, проходящий мимо!
Уж и не знаю, праздновать ли тебя,
да и есть ли кровь на воротах.
(На руках — точно есть.)

Ты, убивающий соседа —
не ему ли жена строила глазки
ещё вчера, — постижим ли? Кажется, всё более:
день ото дня, ночь от ночи.

Суд над богами — дело хорошее,
думаю я, затевая стирку,
готовясь к трапезе,
разведя огонь.

«С горькими травами...
Не преломив костей...»
default

(О снеге — 2)

    На балкон намело снега. Пенсионер берёт веник, совок и собирает снег в таз. Получается, хотя и в небольшом пластмассовом тазике, сугроб. Пенсионер ставит сугроб на пол в комнате, полюбоваться. Выходить на улицу пенсионеру нельзя. К вечеру вместо снега в тазу — липкая серая грязь с волосами и разводами.
    Пенсионер думает: стоит ли думать, что он — такая же грязь, оставшаяся после таяния юного Лёхи или молодого Алексея Ивановича? Он просит себя не забывать о вреде мышления аналогиями, но вспоминает, что это слишком молодёжный ход мысли. К тому же юный Лёха был не так уж пушист и чист.
default

(О снеге)

    Снег сошёл, как свиньи с пьедестала.

    Узел — это кусающая себя нить, прочитано у Кортасара.

    Чайник засвистел мелодию тонко и прерывисто, на фоне своих же сипа и шипения: казалось, вдалеке кричат чайки и плещет море.

(Слово для мрачного сна: «Морвокзал»)